Публикации

Медвестник: Тимофеев И.В. РМП

Рак мочевого пузыря
В 2020 году иммунотерапия преодолела новые рубежи, неприступные крепости были взяты. Прежде всего кардинально изменится подход к терапии опухолей желудочно-кишечного тракта, в том числе плохо поддающихся лечению – рака пищевода и желудка. Представленные на международных конгрессах в прошлом году данные подтверждают целесообразность использования иммунотерапии у этих пациентов.

Успехи были достигнуты как в закрепляющей терапии после стандартного химиолучевого лечения, так и в первой и второй линиях. Ждем изменений практических рекомендаций.
Позитивные результаты, приведшие к расширению международных рекомендаций ниволумаба и ипилимумаба, были получены у больных гепатоцеллюлярным раком, у которых опухоль не ответила на предшествующую таргетную терапию [1].
Атезолизумаб с бевацизумабом покорили первую линию терапии у больных метастатическим раком печени [2].

Пембролизумаб изменил первую линию терапии метастатического колоректального рака у пациентов с особым молекулярным статусом — микросателлитной нестабильностью, которая оценивается до начала терапии [3]. Вытеснит ли он теперь традиционные подходы?


Первая линия терапии распространенного мелкоклеточного рака легкого не менялась уже давно. Дурвалумаб и атезолизумаб кардинально ее перевернули за год, войдя в российские стандарты в комбинациях с химиотерапией [4].
Расширился арсенал первой линии терапии немелкоклеточного рака легкого, клетки которого экспрессируют белок PD-L1, пополнившись ниволумабом/ипилимумабом (регистрация в США [5]), атезолизумабом (регистрация в России [6]), успешным в исследовании цемиплимабом [7].

В этом ключе еще более актуальными стали результаты российского исследования «Клевер», которые были опубликованы в 2020 году в журнале Scientific Reports (группа Nature) [8]. Исследование с участием 500 пациентов оценивает, каким образом и каким методом нужно правильно определять наличие PD-L1 в клинической практике, чтобы не ошибиться с выбором препарата.

Даже в случае отсутствия экспрессии PD-L1 больным немелкоклеточным раком легкого можно назначить комбинацию химиотерапии с иммунотерапевтическим препаратом. Ранее был одобрен пембролизумаб с химиотерапией. В этом году появились российские рекомендации и, соответственно, регистрация у четверной комбинации – ниволумаба, ипилимумаба и платинового дуплета [6]. Четыре препарата борются с раком.
Что уж говорить о мезотелиоме плевры. Прорывов в терапии этой опухоли мы никогда не видели, сейчас его совершила комбинация ниволумаба и ипилимумаба, одобренная в США [9].
Трижды негативный рак молочной железы с экспрессией PD-L1, традиционно устойчивый к лекарственному лечению, с 2020 года можно лечить пембролизумабом в комбинации с химиотерапией [10].

Для рака мочевого пузыря классические принципы лекарственного лечения также изменились. Прежде всего сенсационной новостью стала международная регистрация авелумаба в поддерживающем режиме после первой линии химиотерапии метастатической болезни [11]. Другим интересным событием стал «прыжок» пембролизумаба в терапию совсем ранних стадий – у пациентов с немышечно-инвазивным раком мочевого пузыря, которые не ответили на внутрипузырную терапию вакцины БЦЖ [12].

Лекарственная терапия метастатического рака почки пополнилась включением в стандарты комбинации ниволумаба и кабозантиниба (Европейское общество медицинской онкологии включило эту комбинацию в свои рекомендации, даже не дождавшись регистрации) и комбинации пембролизумаба и ленватиниба. Ранее одобренная в США комбинация авелумаба и акситиниба в 2020 году была зарегистрирована в России.

Извечный спор специалистов по меланоме: что назначить пациенту с диссеминированной болезнью и мутацией BRAF – иммунотерапию или таргетную терапию? – может быть решен внедрением в практику зарегистрированной тройной комбинации атезолизумаба, вемурафениба и кобиметиниба [13]. Наконец, терапия плоскоклеточного рака кожи сразу получила две опции – цемиплимаб [14] и пембролизумаб [15].

При поиске по словам «ингибиторы контрольных точек» и «рак» в базе клинических исследований clinicaltrials.gov определяются 419 исследований, в которые открыт или уже идет набор пациентов.

В исследованиях начали изучать инновационные ингибиторы (например, ингибиторы LAG3), активаторы костимулирующих молекул, блокаторы коингибирующих молекул. Компании инициируют все больше протоколов с двойными, тройными и даже четверными комбинациями. Возможно, некоторые из них войдут в нашу практику уже в 2021 году.



Ссылки используемые в тексте:
  1. Вебсайт FDA
  2. Вебсайт FDA
  3. Вебсайт FDA
  4. Чубенко В.А., Бычков М.Б., Деньгина Н.В., Кузьминов А.Е., Сакаева Д.Д., Семенова А.И. Практические рекомендации по лекарcтвенному лечению мелкоклеточного рака легкого. Злокачественные опухоли: Практические рекомендации RUSSCO #3s2, 2020 (т. 10). 03.
  5. Вебсайт FDA
  6. Лактионов К.К., Артамонова Е.В., Бредер В.В., Горбунова В.А., Моисеенко Ф.В., Реутова Е.В. и соавт. Практические рекомендации по лекарственному лечению немелкоклеточного рака легкого. Злокачественные опухоли: Практические рекомендации RUSSCO #3s2, 2020 (т. 10). 02.
  7. Sezer A, Kilickap S, Gümüs M, et al: EMPOWER-Lung 1: Phase III first-line cemiplimab monotherapy vs platinum-doublet chemotherapy in advanced non-small cell lung cancer with PD-L1 ≥ 50%. ESMO Virtual Congress 2020. Abstract LBA52. Presented September 21, 2020.
  8. Tsimafeyeu I, Imyanitov E, Zavalishina L, et al. Agreement between PDL1 immunohistochemistry assays and polymerase chain reaction in non-small cell lung cancer: CLOVER comparison study. Sci Rep. 2020 Mar 3;10(1):3928. doi: 10.1038/s41598-020-60950-2.
  9. Вебсайт FDA
  10. Вебсайт FDA
  11. Вебсайт FDA
  12. Вебсайт FDA
  13. Строяковский Д.Л., Абрамов М.Е., Демидов Л.В., Жукова Н.В., Новик А.В., Орлова К.В. и соавт. Практические рекомендации по лекарственному лечению меланомы кожи. Злокачественные опухоли: Практические рекомендации RUSSCO #3s2, 2020 (т. 10). 16.
  14. Вебсайт FDA
  15. Вебсайт FDA



Тимофеев И.В. Директор Института онкологии «Хадасса Москва».
Ссылка на источник - Медвестник.