Публикации

Химиотерапия с применением цисплатина остается золотым стандартом для пациентов с РМП

Рак мочевого пузыря

Рак мочевого пузыря занимает 12-е место среди всех злокачественных новообразований в мире. Согласно данным GLOBOCAN, в 2020 г. зарегистрировано 573 000 новых случаев и 213 000 смертей от рака мочевого пузыря. Частота встречаемости у мужчин в четыре раза выше, чем у женщин.

Стандартизированный по возрасту показатель заболеваемости и смертности составляет 9,5 и 3,3 соответственно на 100 000 населения у мужчин [1]. В Российской Федерации, согласно данным за 2019 г., удельный вес впервые выявленного рака мочевого пузыря в I–II стадии составляет 78 %, в III стадии – 11 %, в IV стадии – 9,6 %, что сопоставимо с данными мировой статистики [2].

В настоящее время химиотерапия при РМП широко применяется у пациентов без отдаленных метастазов в неоадъювантном и адъювантном режимах, а также как самостоятельный вариант лечения у больных с отдаленными метастазами. Применение химиотерапии при данной нозологии ведет отсчет с середины 1980-х годов, и, опираясь на накопленный мировой опыт, можно с уверенностью судить о ее эффективности. Так, даже в эру таргетной и иммунной терапии химиотерапия не теряет своей актуальности и показана большому числу пациентов на разных этапах лечения миРМП.

Актуальной проблемой применения цисплатинсодержащей химиотерапии является химиорезистентность опухоли. Отсутствие эффекта от использования препаратов платины может достигать 50 %. В настоящее время ведутся исследования, нацеленные на изучение молекулярно-генетической структуры опухоли, которые позволят определить предиктивные параметры ответа на цисплатин [3]. Исследователи выделили несколько подтипов рака мочевого пузыря, основанных на мутационном и экспрессионном спектре опухоли.

Так, например, отмечается, что люминально-папиллярный тип опухоли, который характеризуется наименее агрессивным течением, имеет высокую резистентность к платиносодержащей химиотерапии, в то время как люминально-инфильтративный и базальный варианты характеризовались более агрессивным течением, но среди этих опухолей частота объективных ответов была выше. На данный момент имеющиеся данные о молекулярно-генетической структуре РМП не позволяют применять их в клинической практике. Дальнейшее исследование данной проблемы может позволить предсказать эффективность химиотерапии и подбирать наиболее оптимальный вариант лечения для каждого пациента.

В большинстве случаев режимы химиотерапии, которые на данный момент рекомендованы для использования в клинической практике, являются цисплатинсодержащими. Однако возможность получить этот вариант лечения имеют не более 50 % пациентов [4]. Согласно статистическим данным, приведенным Sonpavde G. с соавт. в 2014 году [5], только 20,5 % больных получили терапию на основе цисплатина и 26,1 % на основе карбоплатина.

Наиболее часто противопоказанием к применению цисплатина является почечная недостаточность (клиренс креатинина < 60 мл/мин/кв. м), а рекомендуемая альтернативная терапия с заменой цисплатина на карбоплатин имеет низкую эффективность [6]. В связи с этим было проведено несколько исследований, в которых пациентам с клиренсом креатинина в диапазоне 35–60 мл/мин/кв. м цисплатин применялся в редуцированной дозе за 2 введения [7–9]. Согласно полученным результатам, эффективность редуцированной терапии была сопоставима со стандартной.

Таким образом, у части пациентов, имеющих противопоказания со стороны выделительной функции почек для проведения стандартной химиотерапии, возможно проведение редуцированной цисплатинсодержащей химиотерапии без потери эффективности. В настоящее время разработаны и на большой популяции больных мышечно-инвазивным РМП валидированы критерии Гальского (Galsky) [7], характеризующие возможность проведения химиотерапии на основе цисплатина у больных мышечно-инвазивным РМП (рис. 1).


Рис. 1. Критерии Гальского (противопоказания к назначению цисплатина)


ECOG (Eastern Cooperative Oncology Group) = Восточная кооперативная онкологическая группа. CTCAE (Common Terminology Criteria for Adverse Events) = Общие терминологические критерии для нежелательных явлений. NYHA (New York Heart Association Functional Classification) = Нью-Йоркская кардиологическая ассоциация.

Наиболее часто для лечения больных метастатическим или нерезектабельным уротелиальным раком применяют следующие режимы химиотерапии: цисплатин + гемцитабин (GC), цисплатин + метотрексат + винбластин + доксорубицин (MVAC), а также высокодоздный HD-MVAC.

В рандомизированном мультинациональном мультицентровом исследовании III фазы (Von der Maase с соавт. [10]) сравнили эффективность режимов GC и MVAC у больных с метастатическим РМП. Показатели общей выживаемости, общего ответа и время до прогрессирования значительно не различались между группами, однако применение MVAC было ассоциировано с большим количеством осложнений (нейтропения, фебрильная нейтропения, сепсис на фоне нейтропении, мукоциты, алопеция), в связи с чем чаще в клинической практике применяется режим GC. Sternberg с соавт. провели рандомизированное исследование III фазы, в котором сравнивалась эффективность стандартной MVAC и высокодозной MVAC с применением гранулоцитарного колониестимулируещего фактора (Г-КСФ) [11].

Частота полных ответов составила 21 % и 9 %, а 2-летняя выживаемость без прогрессирования 24,7 % и 11,6 %, соответственно. Однако различий в общей выживаемости между двумя группами выявлено не было.

В рандомизированном исследовании III фазы EORTIC 30987 сравнивалась комбинация паклитаксела + цисплатина + гемцитабина (PSG) и комбинация гемцитабина + цисплатина (GС) у пациентов с местнораспространенным или метастатическим уротелиальным раком без предшествующего лекарственного лечения [12].

В исследование включено 626 пациентов, которых рандомизировали на 2 группы: 312 (PCG) и 314 (GС). Средний период наблюдения составил 4,6 года. Медиана общей выживаемости (ОВ) составила 15,8 в группе PCG и 12,7 месяцев в группе CG. Различий выживаемости без прогрессирования (ВБП) в группах не отмечено. Общая частота ответов составила 55,5 % на схеме PCG и 43,6 % на GC.

Терапия по схеме PCG сопровождалась большей частотой возникновения фебрильной нейтропении (13,2 % против 4,3 %). Таким образом, комбинация паклитаксела + цисплатина + гемцитабина (PSG) не получила широкого применения, так как улучшение ОВ, ВБП не достигло статистически значимых значений.

Согласно данным метаанализа, представленного Yi Wang et all, включающего в себя анализ 10 различных схем химиотерапии, добавление паклитаксела или сорафениба в режим GC первой линии может улучшить выживаемость, но также ухудшить нежелательные явления [13].

Всем пациентам с гистологически подтвержденным мышечно-инвазивным РМП при отсутствии отдаленных метастазов при планировании хирургического лечения показано проведение неоадъювантной химиотерапии на основе цисплатина. По данным литературы, неоадъювантная химиотерапия на основе цисплатина обеспечивает улучшение ОВ на 5–8 % [14].

Применение комбинаций химиотерапии с карбоплатином в неоадъювантном режиме не показало эффективности в отдаленных результатах, в связи с чем не рекомендовано у данной группы пациентов. Помимо увеличения ОВ неоадъювантная химиотерапия обеспечивает снижение частоты развития отдаленных метастазов. Наилучшие результаты достигаются у пациентов с объективным или полным ответом.

Таким образом, на сегодняшний день для первой линии терапии у больных метастатическим или местнораспространенным нерезектабельным уротелиальным раком химиотерапия с применением цисплатина является золотым стандартом при отсутствии противопоказаний к ее проведению на основании критериев Galsky. Стандартным вариантом в настоящее время является использование схемы GC (гемзар + цисплатин) как одного из наиболее эффективных и при этом наименее токсичных из всех изученных вариантов.



Соавторы:

С. А. Сергиенко, В. П. Алешин, Б. Я. Алексеев, И. М. Шевчук, А. С. Калпинский, М. П. Головащенко



Список литературы:

  1. Hyuna Sung, et. all. CA Cancer J Clin. 2021 May;71(3):209-249. «Global Cancer Statistics 2020: GLOBOCAN Estimates of Incidence and Mortality Worldwide for 36 Cancers in 185 Countries». DOI: 10.3322/caac.21660.
  2. КАПРИН А.Д., СТАРИНСКИЙ В.В., ШАХЗАДОВА А.О. Состояние онкологической помощи населению России в 2019 году.
  3. Comprehensive Molecular Characterization of Muscle-Invasive Bladder Cancer. Robertson AG et al., TCGA Research Network., Weinstein JN, Kwiatkowski DJ, Lerner SP. Cell. 2017 Oct 19; 171(3):540-556.e25.
  4. Sonpavde G, et al. Clin Genitourin Cancer 2014
  5. Galsky, M.D., et al. Treatment of patients with metastatic urothelial cancer “unfit” for Cisplatin-based chemotherapy. J Clin Oncol, 2011. 29: 2432.
  6. Galsky, M.D., et al. Comparative effectiveness of cisplatin-based and carboplatin-based chemotherapy for treatment of advanced urothelial carcinoma. Ann Oncol, 2012. 23: 406.
  7. Galsky M.D. et al. Treatment of patients with metastatic urothelial cancer “unfit” for Cisplatinbased chemotherapy. J Clin Oncol 2011. 29: 2432.
  8. Hussain, S.A., et al. A study of split-dose cisplatin-based neo-adjuvant chemotherapy in muscle-invasive bladder cancer. Oncol Lett, 2012. 3: 855.
  9. Carles, J., et al. Feasiblity study of gemcitabine and cisplatin administered every two weeks in patients with advanced urothelial tumors and impaired renal function. Clin Transl Oncol, 2006. 8: 755.
  10. Von der Maase H, et al. Gemcitabine and cisplatin versus methotrexate, vinblastine, doxorubicin, and cisplatin in advanced or metastatic bladder cancer: results of a large, randomized, multinational, multicenter, phase III study. J Clin Oncol. 2000 Sep;18(17):3068-77.
  11. Sternberg, C.N., et al. Randomized phase III trial of high-dose-intensity methotrexate, vinblastine, doxorubicin, and cisplatin (MVAC) chemotherapy and recombinant human granulocyte colony-stimulating factor versus classic MVAC in advanced urothelial tract tumors: European Organization for Research and Treatment of Cancer Protocol no. 30924. J Clin Oncol, 2001. 19: 2638.
  12. Joaquim Bellmunt et all. J Clin Oncol. 2012 Apr 1;30(10):1107-13. «Randomized phase III study comparing paclitaxel/cisplatin/gemcitabine and gemcitabine/cisplatin in patients with locally advanced or metastatic urothelial cancer without prior systemic therapy: EORTC Intergroup Study 30987» DOI: 10.1200/JCO.2011.38.6979.
  13. Yi Wang et all. Cell Physiol Biochem. 2018;50(1):1-14. «Different Chemotherapy Regimens in the Management of Advanced or Metastatic Urothelial Cancer: a Bayesian Network Meta-Analysis of Randomized Controlled Trials» DOI: 10.1159/000493951.
  14. Yin, M., et al. Neoadjuvant Chemotherapy for Muscle-Invasive Bladder Cancer: A Systematic Review and Two-Step Meta-Analysis. Oncologist, 2016. 21: 708.



Ссылка на источник - РООУ